Sep. 24th, 2012

kitobow: (Тодда все бесят)
Сначала мы с Колечкой посетили Арт Институт. Потом мы дошли до набережной, где сели в водное такси, плывшее в сторону Китай Города. На псевдо-китайском берегу стояло расписание прибытия и убытия водных такси. Последнее утлое судёнышко должно было отплыть в сторону центра в 8:15 вечера.

Мы гуляли, перемещаясь из лавочки в лавочку. Купили орешки покрытые порошком вассаби и два пакетика сушёного осьминога.
- Мама, а давайте купим живую рыбу! Вот ту – большую. Живую! А давайте купим дуриан, я всю жизнь мечтал попробовать дуриан. А вот ещё ферментированные яйца! Ты же любишь всякие странные яйца. Купим, попробуем. Вдруг они вкусные?
- Не купим, сынок. Я не могу объяснить почему, но мы это не купим.

Мы поужинали и направились обратно в сторону причала. Было 6 часов 15 минут. Согласно расписанию прибытий и убытий, следующее водное такси должно было приплыть в 6:24. Должно было приплыть, но не приплыло. Мы вышли на откос реки и стали смотреть в голубую даль. Вечерело. Над поверхностью реки начал стелиться ночной туман. Меня терзали смутные подозрения относительно того, что распорядок движения водных такси изменился. Что мы пропустили последнее утлое судно и скоро окажемся один на один с прохладной темнотой. Конечно, мы поищем городской автобус, а потом сделаем вид, что гуляем и пойдём в центр пешком. Это займёт часа три.

Вдруг, из-за поворота, показалась жёлтая лодочка с шашечками на бортах. Лодочка подплыла совсем близко и мы поднялись на борт.
- Наше водное такси – последнее такси на сегодня. Мы довезём вас до Мэдиссон-стрит, а потом поплывём в парк, - сказал человек, отдававший швартовые.

Лодочка доплыла до подножия Чикагской Лирической Оперы и мы вышли в синие сумёрки. Мы пошли вдоль реки. Тротуары были безвидны и пусты. И дух Аль Капоне с автоматом Калашникова в руках носился над водой. Хорошо, что мы не купили китайское продовольствие. Живая рыба, вонючий фрукт и грохотка тухлых яйц послужили бы прекрасным дополнением к джентльменскому набору, состоявшему из чужого ночного города и ноющего подростка.
- Мама, у меня мёрзнут уши! – возмущался ушастый подросток.
- Возьми шапку и накрой свои бледные уши, - я порылась в сумке и извлекла из неё шапку-пидарку.
- Откуда у тебя шапка? – поинтересовался человек с большими ушами.
- Не знаю. Завалялась с прошлой зимы.

Мы шли больше часа. Иногда мне казалось, что мы потерялись. Нам на встречу попалась какая-то семья.
- I’m sorry, - вежливо спросил Колечка, для которого английский язык является родным, - Do you know which way is the Art Institute?

Семья встрепенулась:
- Шо он такое сказал? – на чистейшем русском языке прошипел отец семейства.
- Эти чурки не знают, как дойти до музея, - пояснила барышня моего возраста.

Нам показали карту. Мы веживо поблагодарили аборигенов любимого города и пошли прочь. Нам вдогонку неслись комментарии про невыносимую американскую тупость и про Задорнова, которого на нас не хватает. Мы шли через ночные улицы. Перебегали через ночные тротуары. По тундре, по широкой дороге, где мчится поезд «Воркута-Ленинград». Мы дошли до своей машины и уехали в Индиану. Без живой рыбы. Без дурно-пахнущего фрукта. И без грохотки тухых яиц.

Profile

kitobow: (Default)
kitobow

January 2013

S M T W T F S
   12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 23rd, 2017 07:25 pm
Powered by Dreamwidth Studios