kitobow: (Не будите во мне зверя)
Матери новорожденных детей смотрят на окружащих, как на людей из какой-то другой галактики.
- Вы себе просто не представляете! А вот я целых две недели почти не спала! – молодая мать непременно говорит голосом человека, прошедшего огонь, воду и медные дудки.
- Почему это я себе не представляю? – говорю я, - Очень даже представляю. Моему сыну скоро будет шестнадцать лет. Я очень хорошо знакома с темой бессонных ночей.
- Шестнадцать лет? Ой, ну какие могут быть проблемы с шестнадцатилетним отпрыском. Вы же спите по ночам? – красные глаза молодой матери удивлённо смотрит в пространство перед собой.
- Когда спим, а когда не спим. Ближе к одиннадцати часам вечера мы ложимся спать и отправляем туда же нуждающегося в ночном сне отпрыска, - докладываюсь я.
- И он сам ложится спать! - радостно думает молодая мать.
- Сам. Ложится. Или делает вид, что ложится. Ведь раньше-то как было: подростки шли под одеяло с книгами и фонариками. А теперь у них есть планшетки с подсветкой экрана. Им даже фонарик не нужен. А после полуночи родители просыпаются от того, что «Тёмная ночь, только мышка клик-клик по сети. Только ветер гудит в голове. Тускло глазки мерцают. У-у-у. В тёмную ночь ты, ребёночек, знаю не спишь. В своей детской кроватке тайком Зомби ты убиваешь. У-у-у.»

- Младенца надо кормить по часам. Ночью. Понимаете? Его надо кормить ночью, - спорит молодая мать.

- И подростка надо кормить по часам. Понимаете, вот вы легли спать. А проснулись от того, что «мышка клик-клик по сети». И лежите себе, ворочаясь с боку на бок, размышляя о том: угомонится ли подросток добровольно, или вам придётся вставать и кричать «WTF!?» в ночи. А подросток посмотрит на вас некогда младенческими глазами и попросит еды. В лучшем случае оне по хорошему попросят ведёрко макарон с сыром.

Молодые матери не верят старым матерям:
- Сам кушает. Сам? Ложечкой? Берёт ложечку в ручку и ку...?
- Черпак в пятерню и жр., - пояснит мать с многолетним опытом.
- Но ведь это же так здорово. Сам встал. Сам покушал, - по осунувшимся щекам молодой матери катятся слёзы искреннего умиления.

- Послушайте меня, мамочка. Дорогая молодая мамочка. Да, они сами встают и идут караулить холодильник. Идут, не включая свет. Каждый раз, когда подросток запинается за угол очередной мебели, родители просыпаются от сдавленного шипения «Oh shit!» Потом на кухне включается свет и раздаётся звяканье сковородок. Яишница с беконом в два часа утра смердит на весь дом слегка подгорелыми краями. Ночной кошмар под названием «Baby kept us awake all night» не кончается. Включение света на вашей кухне может привести к тому, что в дверях гостиной появятся соседские подростки-полуночники с насущными вопросами «У тебя яишница с беконом? А нам? А мы тоже хотим есть.» Причём, всё это произносится тихим драматическим шёпотом. Вежливые подростки не хотят будить родителей: ни своих, ни чужих. Просмердев весь дом ночным беконом они уходят во двор. Уходят, в темноте запинаясь за мебель и приговаривая «Oh shit» на несколько голосов.

Сколько-сколько вы не спали? Две недели! Всего две недели? Некоторые не спали шестнадцать лет и поболе.
kitobow: (Тодда все бесят)
Ехали со службы. Паппо Б. важно сидел за рулём, а я считала пролетавших мимо ворон. Вдруг моё внимание привлекло некое эстетическое несоответствие. Возле пыльного Макдональдса стоял роскошный чёрный лимузин. Лимузин ехал через окошко drive through и чего-то там заказывал.

Я начала показывать на них пальцем:
- Лимузин! Лимузин в Макдональдсе!
Невозмутимый паппо Б. одной рукой подкрутил чёрный ус:
- Если люди богаты, то это не значит, что они не могут ходить в Макдональдс.
- Поди-ка покупают что-нибудь из dollar menu.
- Sure.

Едем дальше. Увидели серебристую блестящую фуру. Серебристая фура вызвала у меня какие-то смутные ассоциации. По ком звонит этот блестящий колокол? Теперь позвольте объяснить: в чём заключается эстетическая разница между Чикаго и Индианаполисом.

Чикаго:


Индианаполис:


У нас всё такое же, только поменьше и useful.
kitobow: (Тодда все бесят)
Пересматривала свои фотографии двадцатилетней давности. Вот стою я. Мне семнадцать лет. У меня вся жизнь впереди. Вот стоит мужчина моей давно-забытой мечты. Мы стоим рядом и нам кажется, что эта музыка будет вечной. Когда музыка кончилась, фотографии казались не представляющей никакой ценности, совершенно обесценившейся валютой развалившегося государства. Спустя двадцать лет эти прекрасно-сохранившиеся чёрно-белые снимки внезапно обрели ценность антиквариата. Остались пара открыток, пара записок и пачка старых фотографий. Государство развалилось, но ведь было же, чёрт возьми.
kitobow: (Default)
Мы поехали в магазин батареек, чтобы купить новую батарею к детскому мобильнику. В магазине батареек зачем-то продавали забавные лампы в стиле "шарахаюсь в темноте. ищу человека".

lantern


Паппо Б. спросил молодого симпатичного продавца:
- А зачем вы это продаёте?
Молодой симпатичный продавец пожал плечами:
- I don't know. Some people buy it.

Мы привезли лампу домой и зашли с нею в комнату к мальчику:
- Колечка, посмотри, что мы купили.

Тут у меня вежливо забрали лампу. Поставили на стол, возле компьютера, и сказали:
- Спасибо. До свиданья.

Я была счастливой обладательницей этой смешной лампы в общей сложности десять с половиной минут. Пожалуй, это было самое кратковременное обладание вещью за всю мою жизнь.
kitobow: (Тодда все бесят)
На службе, с утра, на полном серьёзе обсуждали тему “что делать, если очень хочется сладкого?”. Говорят, что если очень сильно хочется сладкого, то нужно быстренько съесть солёный огурчик.

Я внимательно слушала чужие пространные рассуждения про: тортики vs. солёные огурцы. Проблема заключается в том, что я не люблю сладкое, зато очень люблю кошерные солёные огурчики. В восприятии среднестатистического американца присутствует ряд продуктов, которые можно есть, но не нельзя любить и страстно желать к завтраку: квашенная капуста, солёные огурцы, жареная печёнка, холодец и тому подобное.

Теория вытеснения тортиков огурчиками очень хороша для любителей последних. Можно питаться одними солёными огурцами и говорить окружающим, что твоя душа просила печенья, конфет и трубочек с кремом, но в них слишком много калорий. К сожалению. И, поэтому, огурцы.

С другой стороны, если человеку часто хочется солёных огурчиков, то может быть имеет смысл перебивать внутреннюю тягу к зелёному продолговатому продукту теми самыми трубочками с кремом, эклерами и мороженым. Иногда эклеры тоже бывают хороши собою и могут казаться соблазнительными для голодных глаз и печально-ноющего желудка.

КонецЪ Трактата
kitobow: (Я вас съем!)
- А у нас в квартире газ. А у вас?
- А у нас - водопровод.
- What?
kitobow: (Я вас съем!)
Забыла принести ланч из дома и в обед пошла в магазинчик, который расположен через дорогу от больницы. Стою в очереди в кассу. Жажду приобрести коробочку с куриными ножками. И, вдруг, упираюсь взглядом в бейджик кассирши. На бейджике значится имя собственное "MANDA". Не Мэнди. Не Аманда. А вот "это".
Если не верите мне - сами сходите в тот магазинчик и посмотрите на неё. Манда осторожно кутается в сиреневый шарфик.
kitobow: (Я вас съем!)


На Новый год моя мама уехала в Сочи, к моей тётке (своей сестре).
У нас тут - 4 часа по полудни. У них там - полночь.

Из динамиков донёсся бой курантов.
- Поля, у нас тут бутерброды с сёмгой и водка с пэрцем! Иди к нам! - радостно доложились родственники, прикладываясь к перцовке.

Там, в другой жизни, звучал Гимн Советского Союза.
- А ну-ка вставай! У нас тут гимн играют, - грозно сказали родственники. Они встали и замерли.

Я тоже встала, чтобы засвидетельствовать своё почтение Новому Году, который уже наступил в другой жизни, но ещё не добрался до нас.

У нас в холодильнике стоит бадья свежего винегрета и белое вино. Мы идём в гости к знакомым.
До нашего Нового Года осталось чуть менее восьми часов.
kitobow: (Я вас съем!)


На Новый год моя мама уехала в Сочи, к моей тётке (своей сестре).
У нас тут - 4 часа по полудни. У них там - полночь.

Из динамиков донёсся бой курантов.
- Поля, у нас тут бутерброды с сёмгой и водка с пэрцем! Иди к нам! - радостно доложились родственники, прикладываясь к перцовке.

Там, в другой жизни, звучал Гимн Советского Союза.
- А ну-ка вставай! У нас тут гимн играют, - грозно сказали родственники. Они встали и замерли.

Я тоже встала, чтобы засвидетельствовать своё почтение Новому Году, который уже наступил в другой жизни, но ещё не добрался до нас.

У нас в холодильнике стоит бадья свежего винегрета и белое вино. Мы идём в гости к знакомым.
До нашего Нового Года осталось чуть менее восьми часов.
kitobow: (Я вас съем!)
Окно родительской гостиной.
Балкон.
Снег. Деревья выросли.
Я хорошо помню, когда в пустой двор привезли саженцы и сажали их всем двором.



Пока ничего не изменилось. Хрупкий мир родительской гостиной всё ещё существует.
kitobow: (Я вас съем!)
Окно родительской гостиной.
Балкон.
Снег. Деревья выросли.
Я хорошо помню, когда в пустой двор привезли саженцы и сажали их всем двором.



Пока ничего не изменилось. Хрупкий мир родительской гостиной всё ещё существует.
kitobow: (Я вас съем!)
Разговаривали с мамой и с тёткой по Скайпу. В опции "конференц.звонок" не бывает видео. Мама и тётка бурно обсуждали события последней недели. Пользуясь фоновым шумом я потихоньку достала бутылку Smirnoff-Classic Lemonade. Я тихо-тихо открутила бутылочную крышку пользуясь рукавами рубашки. Раздался едва заметный чпок.
Мама тут же насторожилась:
- Что ты пьёшь?
- Лимонад.
- И сколько градусов в этом твоём лимонаде?

Вот оно - всевидящее родительское око.
kitobow: (Я вас съем!)
Разговаривали с мамой и с тёткой по Скайпу. В опции "конференц.звонок" не бывает видео. Мама и тётка бурно обсуждали события последней недели. Пользуясь фоновым шумом я потихоньку достала бутылку Smirnoff-Classic Lemonade. Я тихо-тихо открутила бутылочную крышку пользуясь рукавами рубашки. Раздался едва заметный чпок.
Мама тут же насторожилась:
- Что ты пьёшь?
- Лимонад.
- И сколько градусов в этом твоём лимонаде?

Вот оно - всевидящее родительское око.
kitobow: (Я вас съем!)


Всю прошедшую ночь мне снился город Козьмодемьянск. Богом забытый городок расположен на высоком берегу Волги. Трицать шесть лет назад я имела неосторожность там родиться. В Козьмодемьянске всю дорогу жила моя бабушка, мамина мама. Бабушка давно умерла.

Снились мне улицы в мельчайших деталях. Возможно, что кто-то из местных алкашей, видел шляющееся по улицам привидение.
kitobow: (Я вас съем!)


Всю прошедшую ночь мне снился город Козьмодемьянск. Богом забытый городок расположен на высоком берегу Волги. Трицать шесть лет назад я имела неосторожность там родиться. В Козьмодемьянске всю дорогу жила моя бабушка, мамина мама. Бабушка давно умерла.

Снились мне улицы в мельчайших деталях. Возможно, что кто-то из местных алкашей, видел шляющееся по улицам привидение.
kitobow: (Я вас съем!)
Как хорошо ничего не писать в жж. Ничего не писать. Не получать комментов. Ни во что не ввязываться. А вместо этого смотреть фильмы. Ходить на вечерние прогулки. Ходить в гости. Или ужинать дома со своими домашними мужичками. И, потом ещё, пить чай с книжкой в руках. Возле лампы. Как хорошо ничего не писать в жж. Это так хорошо, что об этом просто нельзя не написать.



kitobow: (Я вас съем!)
Как хорошо ничего не писать в жж. Ничего не писать. Не получать комментов. Ни во что не ввязываться. А вместо этого смотреть фильмы. Ходить на вечерние прогулки. Ходить в гости. Или ужинать дома со своими домашними мужичками. И, потом ещё, пить чай с книжкой в руках. Возле лампы. Как хорошо ничего не писать в жж. Это так хорошо, что об этом просто нельзя не написать.



kitobow: (Я вас съем!)
- Недавно видела Александру, - сообщила мама, - Ты помнишь Александру? – спросила она.
- Да помню, - ответила я.

Внутреннему взору открылся ворох смутных воспоминаний.

Когда я была совсем маленькая, мы с родителями жили в коммуналке. Втроём в девяти квадратных метрах. В коммуналке было весело. В длинном тёмном коридоре всегда носилась толпа детей, в числе которых носился некто Вадик. Мальчик моего возраста. Александра, мама Вадика, закончила местный политех и работала экономистом в какой-то крупной конторе. После окончания института она вышла замуж за приятного парня. Молодой семье предоставили комнату в коммуналке. Вскоре у них родился сын. Жизнь шла «правильным путём».

Когда мне исполнилось шесть лет, мои родители получили огромную четырёхкомнатную квартиру. Мы переехали в новый дом. Вадик и Александра на какое-то время исчезли с горизонта.

Спустя несколько лет она снова появилась в поле зрения. Приятный парень, муж Александры, собрал вещи и ушёл к другой женщине. Александра осталась совсем одна, с маленьким сыном на руках. Чтобы находиться ближе к дому, она уволилась из крупной конторы. Александра начала работать бухгалтером в домоуправлении того самого района, в котором находился наш, в те времена ещё совсем новый дом. Теперь дом стал старым.

Мы часто заходили к Александре. Я уже не помню зачем. Видимо были какие-то проблемы. Немногословная Александра тихо, но быстро пересчитывала неправильно начисленные счета за свет и воду. В порядке поддержания разговора мы спрашивали её:
- Как там Вадик?
Александра старалась не жаловаться. Из того немногого, что она рассказывала, складывалось представление о том, что Вадик был проблемным ребёнком.

Потом был какой-то период жизни, в течении которого я ничего не слышала ни об Александре, ни о её сыне. Я ничего о них не слышала до того самого момента, пока меня не спросили:
- Помнишь ли ты Александру?
- Да помню. Как она там? - ответила я.

Я недавно перебирала вещи в шкафу и нашла много ненужного, - доложилась мама.
Мама позвонила Александре и спросила: не нужно ли ей прошлогоднее зимнее пальто и многое другое.
- Нужно, - ответила Александра и немедленно согласилась прийти в гости.

Две старушки сели пить чай с сушками.
- Я работаю уборщицей. Платят мало. Вадик по прежнему дурит, - сообщила Александра. На этом её новости кончились.
- А радости-то у тебя есть? Хоть какие-нибудь. У всякого человека должны быть свои радости: внуки, кошки или цветы на балконе, - спросила моя мама.
- Есть у меня одна радость, - ответила Александра, - Один раз в месяц я покупаю себе маленькую бутылку водки и пью её одна. После бутылки водки жизнь на некоторое время приобретает радужные очертания.
- А другие радости есть?
- А других – нет.
kitobow: (Я вас съем!)
- Недавно видела Александру, - сообщила мама, - Ты помнишь Александру? – спросила она.
- Да помню, - ответила я.

Внутреннему взору открылся ворох смутных воспоминаний.

Когда я была совсем маленькая, мы с родителями жили в коммуналке. Втроём в девяти квадратных метрах. В коммуналке было весело. В длинном тёмном коридоре всегда носилась толпа детей, в числе которых носился некто Вадик. Мальчик моего возраста. Александра, мама Вадика, закончила местный политех и работала экономистом в какой-то крупной конторе. После окончания института она вышла замуж за приятного парня. Молодой семье предоставили комнату в коммуналке. Вскоре у них родился сын. Жизнь шла «правильным путём».

Когда мне исполнилось шесть лет, мои родители получили огромную четырёхкомнатную квартиру. Мы переехали в новый дом. Вадик и Александра на какое-то время исчезли с горизонта.

Спустя несколько лет она снова появилась в поле зрения. Приятный парень, муж Александры, собрал вещи и ушёл к другой женщине. Александра осталась совсем одна, с маленьким сыном на руках. Чтобы находиться ближе к дому, она уволилась из крупной конторы. Александра начала работать бухгалтером в домоуправлении того самого района, в котором находился наш, в те времена ещё совсем новый дом. Теперь дом стал старым.

Мы часто заходили к Александре. Я уже не помню зачем. Видимо были какие-то проблемы. Немногословная Александра тихо, но быстро пересчитывала неправильно начисленные счета за свет и воду. В порядке поддержания разговора мы спрашивали её:
- Как там Вадик?
Александра старалась не жаловаться. Из того немногого, что она рассказывала, складывалось представление о том, что Вадик был проблемным ребёнком.

Потом был какой-то период жизни, в течении которого я ничего не слышала ни об Александре, ни о её сыне. Я ничего о них не слышала до того самого момента, пока меня не спросили:
- Помнишь ли ты Александру?
- Да помню. Как она там? - ответила я.

Я недавно перебирала вещи в шкафу и нашла много ненужного, - доложилась мама.
Мама позвонила Александре и спросила: не нужно ли ей прошлогоднее зимнее пальто и многое другое.
- Нужно, - ответила Александра и немедленно согласилась прийти в гости.

Две старушки сели пить чай с сушками.
- Я работаю уборщицей. Платят мало. Вадик по прежнему дурит, - сообщила Александра. На этом её новости кончились.
- А радости-то у тебя есть? Хоть какие-нибудь. У всякого человека должны быть свои радости: внуки, кошки или цветы на балконе, - спросила моя мама.
- Есть у меня одна радость, - ответила Александра, - Один раз в месяц я покупаю себе маленькую бутылку водки и пью её одна. После бутылки водки жизнь на некоторое время приобретает радужные очертания.
- А другие радости есть?
- А других – нет.
kitobow: (Whale hunting)
По утру мы позавтракали и сели смотреть телевизор. Телевизор показывал программу про большие океанские корабли. При виде кораблей, я всегда вспоминаю подругу моей мамы, некую тётю Инессу, которая в ранней юности вышла замуж за матроса рыболовецкого флота и уехала жить в Мурманск. Тётя Инесса была невероятно красивой женщиной, похожей на Амели из одноимённого фильма. Инесса и её муж в тельняшке каждое лето приезжали погостить в Йошкар-Олу. У них была дочь моего возраста. Катя.

От этого семейства у меня остался ряд чудесных воспоминаний.

Одно воспоминание всегда казалось нереальным. Ясно помню клубничное поле, усыпанное ягодами размером с мою голову и ещё каких-то жаб. Огромные жабы, размером с большую собаку, скакали по полю. Иногда жабы подходили ко мне и дышали в лицо. Это были огромные жабы. Просто нереально большие жабы. Я ясно помню клубнику и этих жаб, но не могу вспомнить, что это было и когда.

Другое воспоминание относилось к периоду моего отрочества. Река и лодки. Катин отец водил детей кататься на лодке и учил всех, как правильно грести веслами. Ясно помню солнечные блики на поверхности воды. Детский смех. И образ усатого мужика в тельняшке.

Некоторое время назад я отчего-то вспомнила про Катю и решила посмотреть: есть ли она на "вконтакте"?
Сети поисковика были заброшены в воды социального network-а и сразу же вернулись с уловом.
Катя обнаружилась на вконтакте и сразу же откликнулась на записку. Катя так и живёт в Мурманске. Мы стали разговаривать за жизнь.
- Слушай Катя, а что это было? Клубника и жабы. Ты помнишь клубнику и жаб?
- Это была дача нашей бабушки, - ответила Катя, - Там было клубничное поле и пруд с жабами.
- А чего жабы были такие здоровые? – спросила я, - У меня всегда были проблемы с осознанием размера рептилий и ягод в своём детском воспоминании.
- Мы тогда были совсем маленькие, - ответила Катя, - Возможно, что мы только начинали ходить.
Гипертрофированный размер жаб и клубники стал понятным.

Сегодня в Скайпе появилось моя мама. Мама позвонила нам. В видео-окошечке виднелись две фигуры. Та самая Инесса приехала на лето в родной город и пришла в гости к нашей маме. По другую сторону монитора сидели две старушки.
- Мы тут клубнику кушаем! – доложились старушки, - Бабушка умерла, - грустно сказала "постаревшая Амели", недавно похоронившая свою маму.

В комнату с компьютером пришёл Брюс. Тётя Инесса всю жизнь была преподавателем английского. Мы долго разговаривали за жизнь, сбиваясь с русского на английский. И обратно. К сожалению, сегодня было ужасное качество связи. Старушки по другую сторону монитора постоянно срывались в квакающий звук.
- Вы квакаете! – говорили мы.
- И вы тоже квакаете, - отвечали они.

Мы все квакаем из своих болот.

Ничего в жизни не изменилось. Однако всё стало каким-то хрустальным и хрупким. Всё та же спелая клубника в руках у тех же самых барышень. Хотя сами барышни незаметно состарились. Квакающий звук плохой связи напоминает мистических детских жаб. Со временем, очертания всех персонажей сделались всё более и более размытыми. Словно они постепенно удалились от камеры и теряются в темноте коридора.

Profile

kitobow: (Default)
kitobow

January 2013

S M T W T F S
   12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jun. 25th, 2017 10:28 am
Powered by Dreamwidth Studios